Грузии необходим свой Нюренбергский процесс

вторник, 12 марта, 2013 - 12:36

О настоящем и будущем российско-грузинских отношений, а также о реалиях внутренней и внешней политики Грузии в «Интервью недели» корреспонденту mger2020.ru рассказал экс-министр госбезопасности страны.

Игорь Пантелеймонович Гиоргадзе, генерал-лейтенант в отставке, почетный сотрудник КГБ СССР. Родился в 1950 году. С 1973 по 1991 год Гиоргадзе занимал различные посты в КГБ Грузинской ССР. В 1980-1981 годах принимал участие в боевых действиях в составе отряда спецназначения КГБ СССР «Каскад» в Кандагаре, на территории Афганистана. В октябре 1993 года был назначен министром госбезопасности Грузии. 25 августа 1995 года, после покушения неизвестных лиц на Шеварднадзе, Гиоргадзе был освобождён от занимаемой должности, после чего покинул Грузию. В декабре 1995 года, после опубликования в прессе открытого письма Шеварднадзе, в котором  Гиоргадзе фактически обвинил Шеварднадзе в развязывании войны в Абхазии и ряде других преступлений,  Гиоргадзе был обвинен в организации августовского покушения и объявлен в розыск по линии Интерпола. Грузинские власти через СМИ объявили Гиоргадзе "террористом № 1". В 1997-98 годах в Тбилиси прошел судебный процесс по делу о покушении, на котором причастность Гиоргадзе к событиям августа 1995 года установлена не была. С 2009 года Гиоргадзе имеет статус беженца и проживает на территории России.

На сегодняшний день Вы занимаетесь какой-нибудь общественно-политической деятельностью?

Сегодня я – лидер общественной организации «Грузия за рубежом». Это региональная общественная организация. Она объединяет грузин и не грузин, выходцев из Грузии – тех, кто волей судеб оказался в России. Впрочем, на сегодняшний день мы сорганизовали тех, кто проживает в Москве, поэтому и организация региональная.

Одновременно у нас создан фонд под названием «Соотечественники», с помощью него мы поддерживаем работу общественной организации.

На сегодняшний день около полутора миллионов грузин, треть населения Грузии, находятся за рубежом. Для такой маленькой страны, как наша, полтора миллиона сограждан за пределами своей Родины это целая страна за рубежом. Поэтому организацию мы так и назвали «Грузия за рубежом». 

Согласно грузинскому законодательству, проживающие за рубежом грузины имеют право участвовать в выборах?

Запрета нет, но предыдущие власти во главе с Саакашвили делали все, чтобы таких выборов не было в России, где проживает около миллиона грузин. Тем более, после разрыва отношений и прекращения здесь работы посольства. Поэтому этот вопрос очень актуален. Мы подсчитали, что у Саакашвили со дня прихода к власти,  в «кармане» всегда было около 900 тысяч «дежурных голосов», граждан Грузии, выехавших за рубеж и имеющих права голоса. В районе 900 тысяч голосов он всегда мог приплюсовать себе, что с успехом и делал…

Каков Ваш текущий правовой статус в Грузии?

Я нахожусь в розыске, но мне не предъявлены обвинения. Недавно Саакашвили разоткровенничался и сказал: «Нам удалось сделать все, чтобы Гиоргадзе не пустить в Грузию». То есть, смысл был в том, чтобы убрать политического оппонента, за которым стоят определенные политические силы, в частности, партия «Справедливость», в которой на 2006 год числилось 27 тысяч зарегистрированных членов, из них семь тысяч – молодежь. Для Грузии, где Саакашвили к тому времени стал чуть ли не фараоном, это огромная цифра…

Вместе с тем я остаюсь гражданином Грузии. За 17 лет эмиграции я не принял гражданства ни одной другой страны. В России же я нахожусь на правах беженца по политическим мотивам.

А само уголовное дело в отношении Вас еще продолжается?

А дела нет…

Есть розыск. Когда в 1995 году Шеварднадзе шел на выборы, рейтинг у него был всего около 12%. Ему нужен был какой-то эффектный, объединяющий нацию, политический ход,  который позволил бы ему выиграть президентские выборы. И на основании того, что ему насоветовали ныне покойные, мой бывший первый зам и министр внутренних дел, был инсценирован террористический акт, который якобы организовал я. 

Важно отметить, что в результате этого лжетеракта не было ни погибших, ни раненных. Просто был взрыв машины на охраняемой президентской охраной территории, куда без документов не мог попасть даже министр безопасности. По-моему, все понятно.

Впрочем, это позволило одноразово арестовать порядка 400 человек, провести карательные акции, показать свою силу. Для этого все и было организованно. Под мощнейшим прессом, под пытками, под страхом смертной казни некоторые мои подчинённые показали, что теракт организовал Гиоргадзе. На основании этих показаний я был объявлен в розыск…

Потом был процесс над 14 обвиняемыми, среди которых были и мои сотрудники. В ходе процесса были допрошены  365 свидетелей и 168 пострадавших. На протяжении всего процесса, которым управляла администрация Шеварднадзе, не было представлено ни одного свидетельского показания, ни одного вещественного доказательства, которые говорили бы о моей причастности к «теракту».

Таким образом, меня разыскивают не по поручению суда, не по вынесенному приговору. Меня разыскивают на основании первичных показаний, которые в ходе судебного процесса так и не подтвердились. Но розыск остался… 

Ваши соратники того периода сейчас уже все на свободе?

Да, давно. Через 7 лет Шеварднадзе выпустил всех...

А ведь Вы тоже некогда были соратником Шеварднадзе…

Идеологически – никогда!

Кстати, он не сразу меня назначил министром безопасности, сначала он подписал указ о назначении министром Автандила Иоселиани, а после консультаций с ближайшим окружением, в частности, Джабой Иоселиани, передумал, и назначил меня. Автандила Иоселиани, которому до этого уже объявил, что тот с завтрашнего дня уже министр безопасности, Шеварднадзе назначил моим первым замом. Можете представить себе, с какими чувствами мой зам работал со мной… 

При назначении я сразу поставил два условия: Россия не должна рассматриваться как враг, и кадровая политика в министерстве – моя прерогатива. С чем Шеварднадзе согласился и сказал: «Если бы я не хотел налаживать отношения с Россией, я тебя не назначал бы».

Однако вместе с тем повторю, что идейно мы с ним никогда близки не были, потому уже через полгода выявились явные противоречия. Я всегда понимал и говорил о том, что ни в коем случае нельзя обострять отношения с Россией, что Россия гарант для абхазов и осетин в смысле мирного сосуществования в рамках Грузии. А любая атака на Россию автоматически влияет на отношение абхазов и осетин к нам, к грузинам. Это прописная истина. 

Но Шеварднадзе стал вести политику обострения отношений с Россией. На этой почве у нас начались трения. Меня назначили министром безопасности исходя из того, что с Россией должны быть хорошие отношения, но все пошло, напротив, к обострению. Это основная причина нашего раздора. Впрочем, разногласия были и по другим вопросам.

У нас, в частности, была фундаментальная полемика на тему места Грузии в геополитическом раскладе сил в регионе. Шеварднадзе пропагандировал, лоббировал и проводил линию, четко сформулированную им: «Грузия должна стать для  США Израилем в Закавказье». Моя мотивация была такая: если мы станем Израилем для США в Закавказье, то мы получим свою Палестину в виде Абхазии и Южной Осетии. Как мы видим, так и получилось.

Я предлагал и сейчас считаю, что Грузия должна быть Швейцарией на большом Кавказе, где Россия, Америка, Турция, Армения, Иран и Азербайджан смогут договариваться. Я хотел, чтобы Грузия была нейтральной примеряющей площадкой. Но в одночасье в Швейцарию не превратишься…  К этому нужно идти.

Но в определенном смысле Шеварднадзе добился того, что хотел. Уж точно с точки зрения финансирования. Если мне не изменяет память, на тот момент, когда наша полемика имела место быть, Грузия была после Израиля и Египта третьей страной по масштабу финансирования со стороны Соединенных Штатов.

То есть сейчас Саакашвили продолжает начатую Шеварднадзе политику?

«Розовая революция» написана левой рукой третьестепенным сценаристом. За год - полтора до «революции» «розовую» верхушку, группу так называемых реформаторов, а наделе преданнейших учеников Шеварднадзе, вывели в оппозицию. Они очень громко полемизировали, активно изображали непримиримую оппозицию…. Шеварднадзе их поощрял и любил…

К 2003 году режим Шеварднадзе стал невыносим… Кураторы сказали Шеварднадзе, что пора уходить. Но он цеплялся за власть в духе традиций советского политбюро. А когда подошли выборы, была разыграна сценка «бархатного» захвата власти. С правовой точки зрения это был именно захват власти, принуждение Шеварднадзе к отставке.

Но народ с удовольствием пошел за группой «розовых» революционеров потому, что большую часть жизни, целое поколение Грузии, прожило под игом Шеварднадзе: с 1965 года он был министром охраны общественного порядка (позже МВД), с 1972-го – первым секретарем ЦК, а уехав в Москву – все равно курировал Грузию. Так потом еще и вернулся! Ну, 30 с лишним лет Шеварднадзе-Шеварднадзе-Шеварднадзе – коррупция и все сопутствующее. Это все надоело народу. Поэтому люди с удовольствием пошли за «розовой порослью».

Хотя ваш покорный слуга, недавно листая в интернете свои же статьи, обнаружил материал за 25 ноября 2003-го (захват власти прошел 23 ноября), в котором я писал о том, что к власти идут провинциальные фашиствующие националисты, которые развалят государство. И это на фоне того, что полстраны захлебывалось от счастья увидеть сброшенного с трона Шеварднадзе, а кто его сменит, на тот момент, не имело никакого значения…. Вот до чего был доведён народ тридцатилетним правлением Шеварднадзе…

Я даже не говорю об экспертах, кто изучал данный вопрос с разных сторон. Даже для простого обывателя, жившего в Грузии настолько очевиден постановочный вариант этой так называемой революции, которая, несмотря на то, что проходила в ноябре называлась «революцией роз». А розы у нас цветут в мае. Все остальные цветы, к сожалению, завозятся из Голландии, с родины жены Саакашвили…  

Вы говорите, что хотели бы, чтобы Грузия стала Швейцарией в регионе. Но чтобы стать Швейцарией во внешней политике, нужно быть Швейцарией внутри. Одна из проблем современной Грузии заключается в том, что ни один из руководителей не приходил к власти мирным путем…

Говоря о «маленькой Швейцарии», я вспоминал о разговоре, который был в 1994-1995 годах. Даже тогда, после грузино-абхазской  войны, которая закончилась в 1993 году, можно было говорить о перспективе конфедеративного сосуществования. А потом, сначала Шеварднадзе, позже Саакашвили полностью загнали ситуацию в тупик. Сейчас о нейтралитете не приходится говорить… Сейчас вопрос территориальной целостности нашего государства - это перспектива рассчитанная на долгие десятилетия….

Почему все клеили мне ярлык пророссийского, прокремлевского политика? Из-за моей позиции, которая на сегодняшней день полностью подтвердила мою правоту. Схема, которую предлагал я, была предельно простая. Начиная с первого президента независимой Грузии, я говорил, что на первом этапе выхода из СССР не нужно педалировать вывод российских войск из Грузии, хотя бы  ближайшие 25 лет. Потому что как только вы вытесните русские войска из Грузии, сразу наступит ситуация при которой абхазы и осетины почувствуют себя незащищенными. Соответственно они будут выглядеть слабыми, и будут просить поддержки у Росси, а мы превратимся в строителей мини-империи, которая явно будет не симпатична ни России, ни международному сообществу.

Давайте лучше наладим отношения с Россией, чтобы она была гарантом наших договоренностей с Абхазией и Южной Осетией. Это все было накануне развала Советского Союза. Не надо ломиться в открытую дверь, - говорили я и мои сторонники. Союз разваливается не потому, что по всем республикам прокатилась волна национально-освободительных движений, а потому что в 1985 году в Кремле к власти пришла банда во главе с Горбачевым, цель которой была развал СССР. Шеварднадзе об этом написал в своей книге, да и в беседе со мной он говорил о том, что они с Горбачевым рассчитывали завершить процесс демонтажа системы за 12 лет, а получилось за шесть… 

Я и мои единомышленники повторяли: Не ломитесь в открытую дверь, потому что под развалины империи можно так попасть, что нас раздавит. Впрочем, так в итоге и произошло…

Я спрашиваю моих оппонентов: Если бы Грузия не декларировала, что хочет независимости, а спокойно следовала за опережающими ее событиями, разве сегодня она была бы в составе СССР или России? Ответ  очевиден. Нет!

Я и мои сторонники, говорили, что вопрос о выходе Грузии из Союза решится в контексте процесса развала красной империи, развала инициированного Кремлем…

А когда мы все у себя дома в Грузии договоримся, и когда сама Россия увидит, что у нее в лице Грузии не враг, а как минимум нейтральный партнер, когда через договоренности и устраивающие всех правовые механизмы все увидят, что абхазы в автономии, юго-осетины – в автономии и чувствуют себя в безопасности, что в Грузии все мирно сосуществуют, то после этого, (по прошествии  25 лет), становится очевидным, что нет необходимости держать российские войска на территории Грузии. И тогда мирно, спокойно, пожимая друг другу руки, расстаемся… 

Но такого исхода не захотели. Говорили, что Гиоргадзе – агент Кремля – хочет, чтобы российские базы остались. Что я и мои сторонники хотим, чтобы Кремль контролировал Грузию.

Сейчас я им отвечаю: Гиоргадзе после 1995 года не мог влиять на политику Грузии. Что сделали те, кто остались у руля власти? Действительность такова: Российские базы на территории Грузии  находятся в Абхазии и Южной Осетии. А вот территориальной целостности нет. Кто был прав? Ваш покорный слуга…

Но для того, чтобы все то, что выше изложил, элементарно довести до населения, нужно было иметь трибуну. Нужно иметь повседневную возможность доводить это до населения, которое зазомбировали настолько, что при Саакашвили Россию и русских нельзя было упоминать иначе, как с характеристиками «враг», «оккупант» и т.п.

Вот сейчас 9-10 марта в Москву приехал грузинский профессиональный ансамбль народного танца и песни «Эрисиони», которым руководит мой друг. Так саакашистская свора обвинила его в предательстве национальных интересов Грузии!  Ему говорят: «Вы едите танцевать в Кремль на костях наших ребят, погибших в ходе агрессии России против Грузии»…

До сих пор в Грузии и за ее пределами бояться сказать вслух, что фашист Саакашвили «нажал на кнопку» ночью 8 августа 2008 года, чтобы на спящий город Цхинвали в день открытия Пекинской Олимпиады посыпался град снарядов. Войну начал преступный режим Саакашвили – пока мы этого не скажем вслух с нами ни один осетин, ни один абхаз разговаривать не будет.

До сегодняшнего дня гражданам Грузии вдалбливается, что «агрессивная Россия напала на Грузию». Ребята, Грузия же очень маленькая, ну, мы же знаем, как все это было. Знаем, кто отдал приказ. Знаем, кто на кого напал. Кто ворвался в Цхинвали. Кто расстреливал аки ковбои мирных граждан? К сожалению, это делали наши ребята, и в ответ мы получили сокрушительный удар со стороны России.

Кто может радоваться тому, что мою Родину в момент, когда там находились ныне покойные мои родители, живущие и здравствующие моя сестра со своей семьей, мои родные и близкие бомбили российские самолеты? Разве я могу этому радоваться? Могу ли это приветствовать? Могу ли я когда-нибудь согласиться с тем, что Россия признала Абхазию и Осетию? Конечно, нет.

Но могу ли я предъявить претензии России, почему она так действовала? Нет, потому что в тех условиях Россия выбрала самый короткий для себя путь. А для Грузии этот путь был равнозначен краху. Признанием Южной Осетии и Абхазии независимыми государствами был вбит гвоздь в грузинскую государственность. Вот куда загнал ситуацию Саакашвили…

Слава Богу, в октябре прошлого года к власти пришел Бидзина Иванишвили, который прагматично, шаг за шагом старается наладить культурные, экономические и гуманитарные отношения с Россией.

Вы сказали, что к власти пришел Иванишвили, но ведь и Саакашвили полностью не уступил бразды правления. Велика ли у него сегодня поддержка?

До октября мы будем находиться в подвешенном состоянии. Я не буду говорить, что поддержка у Саакашвили нулевая. Однако то, что он может поднять какую-то новую массовую волну – это исключено.

Кстати, об этом на минувшей неделе в своем выступлении перед прессой, по итогам встречи с Саакашвили, недвусмысленно заявил Иванишвили. Суть этой встречи сводилась к одному – Бидзина Иванишвили публично задал вопрос Саакашвили: «В свое время ты подогнал конституцию под себя, и там есть норма, которую ты под себя ввел: возможность президента распускать правительство и назначать его без согласования с парламентом. Готов ли ты отменить эту диктаторскую норму? Такого ведь нет ни в одной стране мира». Ответа от Саакашвили не последовало. Его мотивация понятна. Если Саакашвили откажется  от этой нормы, то та мизерная часть так называемой бывшей политической элиты увидит, что у них практически не остаётся рычагов для влияния на ситуацию. Они теряют рычаги шантажа.

Сейчас же шантаж очевиден. Формально Саакашвили может расформировать правительство только в апреле: убрать Бидзину Иванишвили, назначить своих людей.

Кстати, на апрель сторонники Саакашвили назначают большую акцию протеста, в ходе которой, видимо, будут требовать того, чтобы Бидзина Иванишвили внес в конституцию поправки о том, что путь Грузии – только в НАТО и Евросоюз. Но назовите мне страну, где внешнеполитический курс прописан в конституции! Какая чушь!

То есть ситуация неоднозначная. Бидзина Иванишвили вроде и выиграл выборы. Большинство в парламенте у него, он председатель правительства, мы идем к парламентской республике. Но формально главой государства остается фашиствующий шизофреник, абсолютно неадекватный, но у него есть та банда, которая мучила, пытала, издевалась и держала в страхе население страны в течение последних без малого 10 лет.

А то, что Саакашвили и его команда не сможет удержаться у власти, хотя и хватается, и уж конечно не сможет в обществе создать ситуацию противостояния – это точно. Этого не получится потому, что для противостояния общество должно быть разделено – сегодня этого нет.

Есть лишь кучка прикормившихся. Если взять их в общую массу с родственниками и друзьями по всей Грузии – они наберут максимум тысяч 10 человек. В соотношении с 4 миллионами граждан Грузии – это ничто. 

На Ваш взгляд, Саакашвили на эскалацию не пойдет?

Саакашвили пойдет на любое обострение, если его не будут тормозить кураторы. На сегодняшний день мы видим, что без вмешательства кураторов мирный процесс передачи власти не произошел бы. Потому что ни Саакашвили, ни его команда, ни на секунду не задумывались, когда самостоятельно принимали решения и шли на любое кровопролитие, как это делалось при разгоне 7 ноября, 26 мая – это известные в Грузии даты, в эти дни трупы закидывали на ларьки, а потом говорили: «О, его током убило». Они не остановятся, как и не остановились перед артиллерийским обстрелом Цхинвали в 2008…

А возможно ли, что Саакашвили попробует купить себе сторонников?

Вывести людей за деньги на улицы можно, но бороться за деньги невозможно. Саакашвили уже Б/У, даже чересчур Б/У. Саакашвили и его команда изжили себя и расшифровали. И каждый день что-то новое добавляется не в их пользу.

Саакашвили не поборол коррупцию, он убрал мелкое взяточничество – страхом и прямым давлением. Ну а вся коррупция выросла в разы и ушла в элиту.

Вы слышали такой термин – «ночной нотариус»? В Грузии было такое. Вас вызывают в 12 часов ночи к министру внутренних дел и говорят, что бизнес надо передать, иначе будут проблемы, вы говорите, мол, надо подумать, а вам: «Не надо думать, вот нотариус, подписывайте»… Так было при Саакашвили.

А «кураторам» нужен мир? Им не всели равно?

Нет, не все ровно. Кураторы очень пристально отслеживают ситуацию. Но поводов для волнения думаю у них быть не должно. Поскольку к власти пришел человек, который сказал: «Мы ничего не ломаем. Не меняем во внешней политике. Но единственное, что мы делаем, это вносим коррективы в отношения с Россией», что, кстати, тоже входит в интересы кураторов. Потому что все мы видели к чему привело обострение отношений между Россией и Грузией…   Для Грузии это закончилось отъемом двух автономий и постановкой двух военных баз на территории Грузии. Думаю,  что такое развитие событий не входило в планы кураторов..  Когда 08.08.08.  они не смогли удержать Саакашвили от нападения на Цхинвали все увидели к чему это привело. Поэтому сейчас они держат Саакашвили за узду. Да и надоел он им порядком. Саакашвили каждый день создает кураторам всё новые проблемы. А после октябрьских выборов прошлого года пришел вменяемый, прагматичный миллиардер, за которым пошла нация, за которого голосовали мы и наши сторонники.

Есть акцентированные вещи, которые необходимы нации. Одной из главных таких вещей является восстановление справедливости. Мелкими шагами, но справедливость в Грузии восстанавливается.

Чего стоит один тот факт, что новым правительством признанно и выпущено из тюрем 200 политзаключенных. Это во сне бы не приснилось года полтора назад. Сейчас нет тотальной слежки. Народ это понимает на бытовом уровне. Вот простой пример. Моя дочь, живущая заграницей, после победы на выборах Иванишвили звонит своей однокласснице в Тбилиси и происходит следующий диалог:

- Как дела? – спрашивает моя дочь.    

- Все замечательно! 

- Что зарплаты подняли?

- Нет.                                                                                                                                                                                                                      - - Цены упали?                                                                                                                                                                                            - - Нет.                                                                                            

- А что ты тогда так радуешься, что случилось-то?     

- Ты не представляешь, как дышится легко!

Этого не поймут в России или на Западе. Это может понять только человек, который долгое время провел в обстановке государственного психоза, под тотальной слежкой. Крыша съезжала у целой нации от политики шизофреника.

Люди порой и не верят, что их не контролируют на каждом шагу, что можно свободно общаться, что можно вслух выражать свое мнение, что за это не будут таскать на допросы, что можно слушать российских исполнителей  в ресторане…

То есть с уходом Саакашвили есть шансы на политическую стабилизацию в стране?

Я считаю, что Бидзина Иванишвили делает правильно, что не инициирует импичмент Саакашвили и дает ему возможность оставаться формально президентом. Хотя реальный срок президентства Саакашвили истек 20 января этого года.

С точки зрения сиюминутной тактики, это может показаться не правильным. Потому что был запрос населения. Ожидания того, что, как только пришли к власти, на следующий день всю саакашвиловскую верхушку арестовали бы, посадили,  пошел бы процесс над ними. Каждого из них можно судить. Тех, кто принимал решение о начале войны – за преступление против человечности, остальных – за участие в организации государственной системы, основанной на пытках, насилии, отъеме собственности, тотальной слежке.

Но сегодняшний прагматичный лидер просчитал, что Запад бы такие действия не воспринял. Запад до сих пор в плену у созданного им же имиджа Грузии как «маяка демократии».  Мы на весь мир показали избиения осужденных, веники при пытках, воткнутые в анальные отверстия заключенных. Ну, что еще нужно показать Западу, чтобы там увидели всю бесчеловечность власти Саакашвили?

Ведь это и не разовые случаи были. Человеческий мозг не может даже осознать масштаба происходящего, потому что слишком уж большой период прошел после Нюрнбергского процесса. Люди не верят, что в XXI веке молодежь, которая шлялась некогда по коридорам западных колледжей, оказалась способна на такое насилие.

Это же не просто насилие. Это форменный садизм! Они снимали все это! Видео смотрел лично Саакашвили, и министр внутренних дел, и женщина, которая занималась системой пробации. Они получали от увиденного наслаждение, что вот они сломили очередного врага: «Посмотрите, что мы ему сделали, мы ему засунули вот туда, а вот как он стоит на коленях, а вот как он просит снисхождения, а вот его насилуют. А вот смотрите на этого оппозиционера: вот он заходит в комнату, раздевается, с мужиком ложится, а мы его завтра – “иди сюда”». Речь идет отнюдь не о единичных случаях.

И сегодня вся эта свора Саакашвили менторским тоном, поучительным, назидательным разговаривает с победившим на выборах народом. Они же еще жалуются Западу, что к власти, мол, пришел «диктатор» Бидзина Иванишвили, который их «прессингует». Хотя Верховный суд и весь остальной судейский корпус остался в руках Саакашвили. Любого проворовавшегося чиновника, сторонника Саакашвили, которого сегодня арестовывают по показаниям, суд освобождает. И вот этот суд заявляет, что на него давит власть.

В такой ситуации дотянуть до октября – это нужно иметь очень хорошие нервы. Бидзина Иванишвили четко сказал: «Я гарант того, что Саакашвили ничего не сможет сделать». Это успокаивает.

То есть, на Ваш взгляд, если до октября столкновений и горячей фазы не случится, то закончится все мирным путем?

Да, но  многое зависит от кураторов. Если кураторы разрешат этому сумасшедшему действовать по своему усмотрению, то, конечно, он не сможет погрузить страну в хаос гражданской войны, но спровоцировать 3-4 кровавых всплеска Саакашвили может.

В случае окончательной победы, Иванишвили не наступит на те же грабли, полюбив власть, не превратится в такого же Шеварднадзе?

На сегодняшний день, с моим опытом работы в спецслужбах и политической деятельности, ручаться даже за своих соратников очень сложно, а уж тем более ручаться за человека, которого близко не знаешь. Но если судить по тому, как он себя ведет, и по тому, как он шел к власти, пока я не вижу в лице Бидзина Иванишвили будущего властолюбивого диктатора. Я говорю: «пока», потому что все ходим под Богом, что там творится в головах – кто его знает…

По душе и делам он сторонник серьезных демократических преобразований. Он искренен. На первом этапе эта искренность даже мешала ему. Он искренне хочет восстановления справедливости, но, как получится в итоге, – никто не знает. Потому что команда у него разношерстная, у него все бывшие соратники Саакашвили. Очень близкие, из института свободы, они все прошли через одни коридоры, через одни тренинги, у них все связи кураторские остались. Впрочем, Иванишвили сделал все, что мог…

Не только Вы называли Саакашвили в прямом смысле клиническим шизофреником, неуравновешенным человеком. Лично Вам не пришлось общаться с ним?

Слава Богу, нет. Хотя в мою бытность министром он был мальчиком на побегушках у Шеварднадзе.

Хотелось знать ваше экспертное мнение, как удается его соратником с ним работать, ведь с неуравновешенным человеком невозможно работать.

Так у него эта неуравновешенность не сейчас появилась. Я лично знаю человека, который жил в общежитии в одной комнате с Саакашвили в студенческие годы, когда он учился в Киеве. И его тогдашняя привычка бросаться пепельницей, независимо от того, сколько она весит, стеклянная она или металлическая, продолжилась и во время его президентства. 

Это лишний раз показывает, как неразборчивы кураторы в том, кого делать лидером, лишь бы он отвечал главным критериям: фанатическая преданность идее, которую вкладывают в голову.

Саакашвили  в его окружении называют идиотом и ненормальным. Он правда неуравновешенный. Это не наветы оппозиционера. Зайдите в Интернет, вбейте «иностранные психологи о психотипе Саакашвили». Был серьезный разбор, 7 или 8 именитых западных экспертов дали заключения. Саакашвили психически не устойчив.

Его же пичкают транквилизаторами. Он выходит, первые 15 минут держится, а потом опять съезжает. Но революция очень часто за такими идет. Чем отвязанней человек, чем у него меньше барьеров, через которые он может переступить, тем охотнее за ним идет толпа.

Но даже если Саакашвили и лишится власти, ведь никуда не денутся те люди, которые построили эту систему, основанную на насилии?

Совершенно верно. Я считаю, что Грузии необходим свой Нюрнбергский процесс. Только тогда, когда будут осуждены за свои преступления все высокопоставленные чиновники и их кровавые исполнители, совершившие преступления за период независимости Грузии, только тогда Грузия сможет восстановить справедливость и вступить в новое время.

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 84