Как сделать удаленные регионы ближе?

вторник, 20 апреля, 2010 - 15:14

Член Координационного
совета МГЕР, координатор федеральной программы МГЕР «Я - гражданин»

... а труднодоступные - доступными?

Удаленные и труднодоступные территории, не будучи регионами первичного
освоения и преимущественного размещения национального производства и населения,
представляют собой потенциальный ресурс любого современного государства, причем
в сфере как внутренней, так и внешней политики.

Во внутриполитическом измерении
удаленные и труднодоступные территории выступают резервом
социально-экономического развития, важным стимулом прогресса и инноваций, а их
эффективное освоение и рациональное использование - гарантом политической
стабильности и межрегиональной однородности внутри самого государства. Во
внешней политике адекватный и выверенный подход к удаленным и труднодоступным
регионам всецело соответствует территориальному императиву, вписывается в
логику развития государства как политического института, неотъемлемым признаком
которого выступает суверенитет над национальным пространством. Более того, в
современных условиях, когда грань между внутренней и внешней политикой
неуклонно стирается, региональная политика по отношению к удаленным и
труднодоступным территориям становится одним из механизмов сохранения
стабильности в международных отношениях, устойчивости государственных границ,
территориальной целостности. 

Все это особенно важно для
России, большая часть регионов которой по тем или иным критериям может быть
отнесена к удаленным и труднодоступным территориям. Так, одними из очевидно
подпадающих под данный тип территорий являются районы Крайнего Севера,
представляющие неотъемлемую часть нашей страны и ареал ее стратегических
интересов. В настоящее время эти районы являются важнейшим фактором
стабилизации и поступательного роста отечественной экономики, обеспечивая
относительно дешевые поставки сырья и энергоносителей. Кроме того, с распадом
Советского Союза и утратой значительной части былой
транспортно-коммуникационной инфраструктуры для России существенно возрастает
актуальное и потенциальное значение северных морских портов и путей сообщения.
Наконец, северные районы, богатые полезными ископаемыми и водными ресурсами,
являются территориальным и экологическим резервом страны. Причем ресурсная
неразведанность многих районов создает дополнительные основания для
корректировки существующих оценок их перспективного потенциала, а тем самым -
прогнозов их дальнейшего освоения.

В подтверждение тезиса о
недооцененности геоэкономического и геополитического потенциала районов
Крайнего Севера приведем лишь несколько цифр и фактов. В настоящее время на Крайнем
Севере расположено 24 субъекта РФ (из них 13 полностью, 11 частично), которые
занимают около 2/3 территории страны (11 млн. кв. км.) с населением 10,7 млн.
человек (7,4% населения страны), производя, по разным оценкам, от 16 до 20%
ВВП. Экспортный потенциал Севера обеспечивает примерно 60% валютных
поступлений. Около 4/5 объема производства дают предприятия по добыче и
переработке природного сырья, топлива и энергетики. На Севере производится 18%
электроэнергии, 25% продукции лесопромышленного комплекса страны.

Региональная политика России по отношению к ее северным, равно как и ко
всем другим удаленным и труднодоступным территориям, требует комплексного и
взвешенного подхода, ориентированного на достижение оптимальных показателей и
устойчивой динамики развития данных регионов в кратко-, средне- и долгосрочной
перспективе.
Одним из вариантов такого подхода может быть комбинированное
или избирательное использование следующих процедурных направлений региональных
политики:

- адресное (селективное), предполагающее акцент на развитии конкретных
территорий
. В его основе лежит выбор регионов, в отношении которых центр
принимает индивидуальные решения как напрямую (адресная помощь, содействие,
вмешательство, принятие конкретных решений по данному региону и т.п.), так и
косвенно (создание институционально-правовых условий для развития региона и
пр.). На практике данному направлению соответствуют оказание адресной помощи,
создание полюсов роста, формирование специальных экономических зон,
экспериментальных площадок для проведения реформ;

- комплексное, развивающееся на общенациональном уровне с учетом
территориального эффекта принимаемых решений
, когда центр создает механизмы
и структуры общенационального уровня, учитывая при этом региональные интересы и
особенности регионализации (в частности, последствия, ведущие к ее ослаблению
или усилению). На практике данному подходу соответствует активное
перераспределение, т.е. сначала «первичное» (общенациональное по своему
формату) распределение средств между уровнями территориально-политической
системы, а затем их «вторичное» перераспределение центром (или региональными
центрами) в пользу более бедных (неблагополучных) территорий;

- автономное, предполагающее наделение регионов определенной автономией,
которая дает им возможность для самостоятельного развития
в рамках
предоставленных им полномочий. В отличие от адресного подхода, который также
оперирует конкретными регионами, речь идет не о помощи или вмешательстве
центра, а о противоположном действии - предоставлении автономии и
невмешательстве.

Алексей Шапошников,
член Координационного совета МГЕР,
координатор федеральной программы МГЕР «Я - гражданин»

В тему:

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 134