Расул Мирзаев: Не умею проигрывать!

среда, 1 июня, 2011 - 12:06

Расул Мирзаев в свои 25 лет является действующим чемпионом России по боевому самбо, панкратиону, mix-fight и комплексному единоборству, чемпионом Мира по панкратиону и боевому самбо. Добиться успехов в спорте ему, по собственному признанию, помогли упорство, выносливость и самостоятельность. О том, как Расул из спортсмена-самоучки стал чемпионом России и Мира, кто будет его следующим соперником и почему он не знакомится с девушками в ночных клубах - читайте подробно в нашем интервью.

Беседовали Вениамин Роднянский, член Общественного Совета МГЕР и Зинаида Шевчук, главный редактор журнала & (Ampersand).

Зинаида Шевчук: Расул, здравствуй! Ты являешься абсолютным чемпионом в четырех видах спорта. Прежде чем начать подробный разговор о каждом достижении, хочется попросить тебя вспомнить, как и когда спорт стал неотъемлемой частью твоей жизни?

Расус Мирзаев: В детстве, в Дагестане, будучи совсем маленьким, я сильно заболел. Врачи говорили маме, что я останусь инвалидом на всю жизнь. И просто чудесным образом в тот самый момент, когда мне поставили этот страшный диагноз, в нашем городе проездом оказался один талантливый врач, который помог поставить меня на ноги. Вот так с помощью Всевышнего я не только не остался инвалидом, но и смог заниматься спортом. Надо сказать, что я с детства очень непоседливый, во мне всегда было много энергии. Очень подвижный я был, и все это замечали! Поэтому когда мама отдала нас с братом в интернат - так получилось, что мы росли без отца, и маме тяжело было одной ставить на ноги двоих пацанов - я стал убегать из интерната. Мне не нравилось там. Я постоянно гулял сам по себе, спал где-то под деревьями. (смеется)

Вениамин Роднянский: То есть это не было влиянием плохой компании.

РМ: Да. Я так проявлял характер, хотел показать свою независимость. Абсолютно один убегал и сам с собой существовал. Как раз тогда я и попробовал пить, курить - в общем, заниматься абсолютно ерундой.

ЗШ: Прости, пожалуйста, в каком классе это было?

В третьем!

ЗШ: Прямо как в том анекдоте: «Я в третьем классе бросила курить».

Так вот - это про меня! (смеется) Серьезно, я был ребенок, а уже понимал, что это дорога в никуда. Что мне это по жизни не нужно и не интересно! Так с тех пор я не притрагиваюсь ни к алкоголю, ни к сигаретам. Короче говоря, в интернате я вел себя плохо и меня отправили к дяде, который, увидев мой энергичный подход к жизни, отдал меня в спортивную секцию -  я стал заниматься вольной борьбой. Тренер сразу заметил во мне способности и начал их раскрывать. Вообще, там была сильная школа, строгий спортивный режим. Но и результаты хорошие показывали многие ребята. Так я учился параллельно в двух школах: общеобразовательной и спортивной.

ВР: Я знаю, ты отслужил в армии, причем пошел туда абсолютно осознанно. Почему не откосил: ведь сейчас столько возможностей избежать срочной службы?

На следующий день после выпускного вечера мне пришла повестка. Так получилось, что этот момент совпал с моей первой серьезной спортивной травмой, которая сопровождалась операцией. Причем травму я получил абсолютно нелепо, на обычной тренировке, на таком моменте, который совсем не является травматичным. Тогда все заговорили опять, как в детстве, что, скорее всего, спорт мне больше не друг, да и в армию с такой травмой меня не возьмут. Но пойми, я не видел уже свою жизнь без спорта, все свое детство, все годы я был один, и всегда рядом со мной действительно был только один друг - спорт. Я не хотел его бросать. Никого не слушая, я пришел в военкомат и просто устроил там скандал! Во-первых, я четко понимал, что армия для меня - это хороший шанс вырваться из места, в котором я жил. Открыть для себя новые горизонты, достигнуть новых целей. Как я уже говорил, мы росли без отца, и у мамы не было достаточно денег, чтобы помочь мне переехать в другой город для развития моей спортивной истории. А я тренировался там у себя и всегда чувствовал, что где-то там, параллельно, бурлит настоящая жизнь! Мимо меня проходит столько возможностей! Короче говоря, меня отправили еще раз проходить военную комиссию, на которой врачи, убедившись в том, что, в принципе, я восстановился после травмы, спросили: «Ты точно хочешь пойти служить?». И я ответил: «Конечно!».

ЗШ: Так ты попал в Москву?

Не совсем в Москву, во Владимир. В танковые войска. Но помню, как мы с ребятами первый раз вышли в город, увидели столицу, приехав на Курский вокзал. Сразу пошли гулять в Атриум и были просто поражены! Я не верил своим глазам! Там были игровые автоматы, гонки и даже настоящий лев, с которым можно было фотографироваться! Это был настоящий шок! (смеется) Потом началась армейская жизнь. Не могу сказать, что все проходило гладко. Бывало всякое. Я по молодости был очень вспыльчивый, много реагировал на какие-то моменты. Поэтому были и конфликты, и обиды. Но это школа жизни. Тем более что в армии я сразу пришел и сказал: «Я спортсмен и хочу продолжать тренироваться, не бросать свое дело». И надо сказать большое спасибо! Мне позволили уделять время тренировкам.

ВР: Ты нашел спортсменов-единомышленников, которые служили вместе с тобой?

Да, меня стали просить собирать команды для спортивных соревнований, в которых и я начал принимать участие.

ЗШ: И все это без тренерской поддержки?

Это сейчас, начиная с 2007 года, со мной работают два замечательных тренера: Елесин Николай Анатольевич и Камил Гаджиев. Я им очень благодарен за все. А в тот период времени у меня не было тренера. Можно сказать, я был самоучкой. Поэтому мне знакомо, что такое проигрывать. На тот момент все мои достижения совершались благодаря упорству и выносливости. Техника у меня откровенно хромала.

ЗШ: Это стало для тебя хорошей школой - ты, должно быть, научился с достоинством принимать поражения...

Ничего подобного! Вообще ни разу! У меня был один случай в жизни, когда я просто отдал победу. В самом последнем бое. Меня друг попросил.

ЗШ: То есть, как это попросил?

А так. Подошел ко мне в перерыве и говорит, что, мол, там с тобой в итоговом бое будет биться мой друг. Ты можешь отдать ему победу? Я говорю: «Не вопрос!». Поэтому вышел на ринг и просто не дрался. Хотя всё соревнование шел на первом месте. Думал, что как-то мне неважно. Я и так знаю, что сильнее. Но что потом со мной началось... Такая жуткая депрессия! Я закрылся и не хотел никого видеть. Мои тренера обиделись на меня так, что перестали со мной не только разговаривать, но и заниматься. Я не знал, куда себя деть. А вокруг все говорили: «Ему дали за этот шаг много денег! Подкупили!». Да еще и по телевизору показывали все это... Короче говоря, обстановка была очень напряженная. Но в какой-то момент я сказал себе: «Стоп! Надо исправлять ситуацию!». Тогда, наверное, и мой тренер понял, что уже просто какой-то тупик. Позвонил мне: «Приходи на тренировку!». И я с новыми силами принялся за свое дело. Когда я перестаю тренероваться, моя неизрасходованная энергия начинает есть меня самого изнутри. Так что без тренеровок мне просто нельзя.

ЗШ: Спорт снова помог тебе почувствовать вкус жизни?

И то, что справедливость восторжествовала. Так получилось, волею судеб, что в этом же году я снова встретился с этим же человеком на Чемпионате. И тогда я исправил свою ошибку и победил.

ВР: Скажи, нет ли у тебя желания заняться тренерской деятельностью?

Нет. Я чувствую ещё в себе достаточно потенциала. Нераскрытого. Пока даже нет времени думать о тренерстве.

ЗШ: Что ты думаешь о спортивном воспитании и образовании подрастающего поколения мальчиков? Чего не хватает в программах наших школ или в спортивных секциях?

Думаю, что воспитание воспитанием, а было бы намного лучше, если бы достаточно времени и средств уделялось на финансирование одаренных детей-спортсменов из малоимущих семей. Да и на тех, кто уже достиг высокой планки.

ЗШ: Ты думал о том, какое спортивное образование дашь своему сыну, исходя из своего жизненного опыта?

Думаю, что дам не только спортивное образование, но и обязательно профильное. Например, медицинское. Буду на этом настаивать! А пока у меня есть только дочка. Ей два годика. К сожалению, с ее мамой мы развелись, но я делаю все для того, чтобы дочка по мне не успевала соскучиться. Она, как маленькая девочка, уже настоящая модница. Когда я прихожу, всегда наряжается и демонстрирует мне свои наряды. (смеется) Артистка настоящая.

ЗШ: На ринге и ты очень артистичный, не думал развить свои таланты и в кино сняться?

У меня был бой с украинским спортсменом, и победа получилась очень эффектной. Я так радовался, что даже сделал пару сальто. (смеется) И вот на этом бою меня заметил один режиссер, который рассказал другому, и тот решил взять именно меня на роль спортсмена в свой фильм. Сейчас кино еще в процессе съемки, но я уже свои сцены отыграл. Было весело! Я даже давал советы по моему поведению в кадре, которые съемочная группа использовала!

ВР: Как спортсмен ты трудишься над развитием своей физической формы и выносливости. Как работаешь над своим личностным развитием?

Хотите верьте, хотите нет, но я в армии начал злоупотреблять ненормативной лексикой. И в один момент заметил, что просто уже на ней разговариваю. Один мой хороший друг как-то раз не выдержал и сделал мне замечание. Я начал контролировать себя и полностью искоренил эту дурную привычку. И знаете, что я заметил? Что не просто стал менее раздражительным, а совершенно перестал быть агрессивным. Так что надо хорошенько подумать, перед тем как позволять себе подобное. Так же в армии я начал читать Коран. Я верующий человек. Но отдаю себе отчет в том, что религия в современном мире зачастую становится основным оружием политиков против сплоченности людей. Поэтому я верю, но всегда четко разделяю грань между работой над душой и попытками сбить душу с пути.

ВР: Раз уж мы заговорили о душе, то обсудим темы этики и морали. В твоей жизни случались конфликты, спровоцированные националистическими настроениями?

Я сейчас расскажу. Я езжу в метро, частенько ловлю на себе недовольные взгляды. А некоторые не особо дружелюбные так и смотрят недобро, перешептываются, типа «кавказец». Как я реагирую? Улыбаюсь! И это всех раздражает еще больше! А я еще шире улыбаюсь! (смеется) Ну не буду же я в драку лезть, в самом деле! Причем, видят же, что спортсмен: нос сломан, уши сломаны, а все равно так и цепляют. Ну, смешно, правда!

ВР: Много смешного происходит! Недавно некоторые политики, правозащитники и общественные деятели предложили пойти по сценарию отдельных европейских стран и легализовать легкие наркотики, чтобы контролировать процесс наркомании. Согласен ли ты, что это поможет в борьбе с этим глобальным злом?

Да глупость абсолютная! Нет, конечно, нет! Чтобы контролировать этот процесс, надо начинать с семьи. А то идешь по улице и видишь, как молоденькая девочка с коляской гуляет, в одной руке пиво, в другой - сигарета. И что она сможет рассказать, и чему она сможет научить своего ребенка? Я, когда прихожу в клуб и вижу, что девушка навеселе пытается со мной познакомиться, сразу говорю: «Давай продолжим общение, когда ты протрезвеешь». А честно признаться, желания продолжать это общение уже нет.

ЗШ: Ночные клубы? А как же спортивный режим?

(Смеется) Вот все так думают! Было время, меня во многие места просто боялись пускать. Думали, я спортсмен, дерусь, еще устрою какие-нибудь разборки у них, и меня никто не сможет остановить! (смеется) А я в клубах пью только молоко. Серьезно! Бармены уже привыкли. Приду, потанцую, повеселюсь, смотрю: там пара, сям пара, все по парам! Думаю: «Что я тут делаю один?!». И домой ухожу. Не нашел я еще свою вторую половинку.

ЗШ: Несмотря на то, что беседа перешла на романтический лад, не можем не задать последний вопрос относительно ближайшего титульного боя. Соперник будет серьезный и очень нестандартный. Что-нибудь пришлось изменить в тренировочном подходе?

Да, действительно, 7 июля я буду сражаться с чемпионом по sengoku японцем Масанори Канехара. Все вокруг пытаются давать советы: «Обрати внимание на то, на се». Ох, как я это не люблю! (смеется) Да все нормально! Тренируюсь в обычном режиме.

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 97